Суд в Саранске по убийству 20-летней давности членами ОПС “Юго-Запад” вскрыл язвы судебной системы

В Саранске проходит судебное разбирательство по делу об убийстве Игоря Козлова, совершенного 22 июня 2002 года членами преступной группировки “Юго-Запад”. Ход делу дало показание двадцатилетней давности осужденного члена ОПС Наима Бикмурзина. Что заставило человека дать признательные показания и указать на сообщников. Таким образом, на скамью подсудимых попали Алексей Мирошниченко, Сергей Хлучин и Алексей Бычков. В редакции “Момента Истины” уверены, что вышеперечисленные лица не имеют никакого отношения к преступной группировке, а суд над ними - наказание для неугодных бизнесменов и дело чести для отдельных прокуроров, которые, боясь за свою репутацию, пытаются во что бы то ни стало реанимировать разваливающееся гособвинение.

Адвокаты Алексея Мирошниченко в ходе судебного процесса указали на доказательства непричастности к преступлению их клиента. Подозреваемый имеет алиби: в день убийства коллеги, родственники и другие люди подтвердили, что Мирошниченко находился на стройке в Москве и никуда не выезжал. Однако прокурор считает, что оснований для снятия подозрений нет, хотя обратного гособвинения доказать не смогли.

Не менее странными являются подозрения в отношении Алексея Бычкова. Его супруга рассказала журналистам, что накануне их семью шантажировали, пытаясь отнять долю в бизнесе. Также злоумышленники угрожали привлечь к уголовной ответственности по тяжелым статьям. Пока что правда на стороне тех, кто превратил местного бизнесмена в участника ОПС “Юго-Запад”.

По словам адвокатов и журналистов, дело рассыпается на глазах, но прокуроры стараются манипулировать присяжными, рассказывая им об ужасах, которые творила преступная группировка в 90-е годы при этом, напоминая, что оправдание “членов банды” будет на совести каждого.

Получается, что абсолютно любому человеку можно предъявить обвинения в самых тяжких преступлениях, если вдруг какой-то уголовник через 20 лет “вспомнит”, что вы были его сообщником в преступлении. Обвинения основаны на показаниях признавшего ранее свою вину Наима Бикмурзина и внезапно появившихся свидетелей, которые не могут точно помнить, что именно произошло 22 июня 2002 года.